Ряба под опытом

17.03.2017

Анатолий и Елена Роханы жили в небольшой деревне, что в часе езды от крупного города. Анатолий был местным, а жену привез из мегаполиса в частный дом давно почивших родителей. Уже почти тридцать лет вместе, на пороге шестого десятка, но без детей.

Зато Елена была настоящим ученым с настоящей домашней лабораторией. Физика и химия не просто ее профессии, а большие увлечения, граничащие с категориями слабости и зависимости. Ученая часто замыкалась в своей лаборатории от внешней жизни, ограничиваясь только общением с мужем и интернетом, оставаясь при этом членом нескольких академий точных наук по всему миру.

Анатолий слыл добрым малым, не имел никакой профессии, полностью занимался домашними делами, огородом и курами. Руки у него золотые, многое мастерил, огород его процветал, а стабильный оклад жены позволял довольно хорошо жить. Впрочем, оба весьма неприхотливы в количестве вещей и запросов.

По доброте душевной Анатолий не смог держать домашний скот, дабы потом его не резать. А вот коты, собаки и куры в их дворе водились. У каждого животного было имя, свое место и занятие. Относились к ним, как к младшим членам семьи.

Елена больше двадцати лет работала над устройством, который, как уверяла, позволял читать мысли. Устройство еще не было доведено до ума, чтобы предоставить научной общественности. Автор испытала его много раз только на себе и муже. Прибор пока ни разу не ошибся, но этого было недостаточно, нужны были более масштабные испытания. Боясь посторонних людей в своем доме, Елена тянула с дальнейшими исследованиями, однако ее посетила неожиданная мысль, и женщина решилась проверить устройство на домашних животных. А вдруг у них тоже есть мысли.

Кошки и собаки оказались чересчур свободолюбивыми, быстро снимали с себя проводки и металлические накладки, а вот куры оказались более послушные и не смущались носить «костюм пришельца».

По традиции вечерами муж и жена с чашечками чая беседовали, сидя на диване, о том, как прошел день. Телевизор очень редко смотрели, вместе время проводили только за завтраками и ужинами, да ночью во сне. Обедов в их распорядке не было, жаль было отрываться от любимых дел.

Вот и теперь обсуждали новости этого дня:

– Вот такие новости в нашей деревне. Теперь ты рассказывай, что шепнула твоему устройству наша Ряба? Есть у кур мысли?
– Это трудно утверждать… у них есть что-то вроде воспоминаний и чувств.
– Вот как?
– Да. Ряба меня знает. Устройство фиксирует, что Ряба меня узнает, и это ровное позитивное узнавание…
– Понятно. И это все?
– Нет. Конечно, нет. Аппарат ловит много импульсов… ну, много для курицы, с моей точки зрения… но я пока не могу их идентифицировать. Все-таки нервная система кур и человека заметно отличаются. Мне понадобится время, чтобы суметь читать эти импульсы. Но одно уже точно, и это очень важная деталь: у кур есть память.

На следующий вечер, так же за чаепитием Елена продолжила рассказывать свои открытия:

– Похоже мне удалось залезть в одно из воспоминаний Рябы.
– Интересно. Что же Ряба помнит?
– Ты не поверишь, она помнит инкубатор.
– Инкубатор? Ты уверена? Каким образом? Она никогда не была в инкубаторе.
– Вот именно! И это меня тоже очень озадачивает.
– Рябу высидела Настюшка вместе с двумя другими яйцами. Как ты определила, что Ряба, будучи в яйце, «видела» инкубатор?!
– Свет. Много яркого света. И шум… гудение электричества.
– Хм, – Анатолий задумчиво потер подбородок.
– Я буду продолжать рыться в ее воспоминаниях, возможно, этим светом и гудением окажется что-то другое. В конце концов, куриное восприятие мира может разительно отличаться от человеческого.

На третий вечер Елена выдала:

– Я ничего не понимаю. Либо я исследую не нашу Рябу, либо Ряба помнит не свою жизнь у нас.
– Почему? Что ты узнала сегодня?
– Она помнит жуткую тесноту среди таких же кур, как она. И этих кур сотни и тысячи. Там и куриному шагу ступить негде! До того тесно, что они постоянно топчут друг друга.
– М-да, это точно не про наш курятник… Но ведь это наша Ряба. У нее пушок на правой лапке, точь-в-точь как у нашей Рябы.
– Это наша Ряба. Я ее всю осмотрела сто раз.

Анатолий и Елена застыли в задумчивости. Мужчина тихо спросил жену, отводя взгляд в сторону:

– А твой аппарат может ошибаться? Ну например, на людях он работает, а на животных нет.

Елена тяжело вздохнула:

– Я думала об этом. Нет, чувствую, тут дело в другом. Устройство работает правильно… но похоже, что наша Ряба сумасшедшая.
– Что! Нет-нет. Проверь на другой курице. Возьми Петра и Чернушку. Посмотрим, что скажет аппарат про их мысли. И если там будет полный бред, то тебе придется признать, что это устройство не верно работает на животных.
– Ладно… да, ты прав. Надо попробовать на других курах.

На следующий вечер Анатолий даже не стал рассказывать свои новости и сразу спросил, как обстоят дела в лаборатории. Елена стала рассказывать:

– Сегодня я проверяла по очереди всех наших кур, включая Петра. Я понимаю, что сейчас буду выглядеть в твоих глазах подозрительно глупо, и ты решишь, что я свихнулась… но факты говорят о странных вещах.
– Вот как?
– Ага… на. Сам посмотри.

Елена дала мужу дневник наблюдений. Он внимательно прочитал около десятка страниц. Потом посмотрел на жену и осторожно сказал:

– Ну, я всегда предполагал, что куры между собой общаются. Мне кажется, это нормально и естественно для всех видов живых существ.
– Толя, они не только общаются…
– Что ты на меня так испытывающе смотришь? Я что-то пропустил?
– Да. Они еще и судят друг о друге, делают мнение и «навешивают ярлыки»… Вот, читай здесь. Настюшка считает свою Рябу подкидышем, Чернушка смотрит на нее, как на подозрительную чужую, а Петр оценивает ее, как хилую фифу, не пригодную для воспроизведения.
– Дорогая, ты меня пугаешь? Как вообще твой аппарат может обнаруживать такие мысли у кур? Прости. Ты уверена, что это не игра твоего воображения? Знаешь, я никогда не сомневался в твоих научных способностях, но такое?
– Толя, тебе не за что просить прощение. Я сама себе сейчас не верю. Думаю, аппарат не работает на животных… Хотя он очень связано смог обработать все данные так, что у всех куриных показаний картинка сошлась в одну: это не наша Ряба, а какой-то фермерский подкидыш. Все наши куры так считают. И тебе не кажется, это странным?
– Кто знает, как твое устройство работает? Может, наоборот, это оно внушает нашим курам определенные мысли?
– Я знаю, как оно работает. Я его создала… И ты прав, не исключено, что устройство также может внушать мысли, как и читать их. Это один и тот же процесс, только в обратную сторону.
– Значит, ты считаешь Рябу подкидышем и невольно пытаешься внушить это нашим курам?
– Согласись, Толя, это полный бред. Тебе так не кажется? С чего вдруг мне так думать?
– Согласен. Это бред… но ты не против, если я тебя проверю на твоем аппарате сейчас? Просто задам тебе пару вопросов про Рябу, чтобы устройство смогло считать те крохотные импульсы, которые ты сама в себе не можешь распознать?
– Ты мне не веришь?
– Верю… но, возможно, ты обманываешь саму себя.
– Ладно, давай. Но в этом нет необходимости.
– Хорошо. Сейчас узнаем.

После проверки муж и жена вышли из лаборатории и снова уселись на диван. Анатолий держал в руках шифровку аппарата. Елена в нетерпении спросила:

– Что сказал аппарат?
– Аппарат говорит, что ты — Ряба. Мне очень жаль, любимая, но устройство дало сбой. Возможно, эксперименты на животных вывели аппарат из пригодного состояния.
– О, нет! Не может быть! Дай сюда шифровку.

Елена внимательно посмотрела на листы. Бред полный. Она не могла с этим смириться, слезы выступили из глаз:

– Столько лет работы… и один эксперимент все разрушил.
– Мне очень жаль, дорогая. Но не вздумай плакать, мое солнышко. Ты его починишь, и он будет еще лучше прежнего. У тебя получится разобраться с этим.
– Ты прав.
Через несколько дней Елена попросила мужа быть ее подопытным кроликом, чтобы проверить, что аппарат снова заработал нормально. После проверки Анатолий спросил:
– Что рассказал твой аппарат о моих мыслях?
– Это очень странно… Похоже, он все так же продолжает глючить…
– Мне жаль.
– Знаешь, я никак не могу понять, почему он глючит так странно. Устройство не выкидывает каждый раз что-то новое и особенное. Оно продолжает рассказывать о Рябе. Вот сейчас оно утверждает, что ты принес Рябу домой из крупной фермы. Ты проявил сострадание и спас ее от конвейера смерти. Выкрал ее, принес домой, и теперь она жива и здорова здесь, вместо того, чтобы лежать где-нибудь на прилавке в полиэтилене с ценником. Но ведь ты этого не делал, верно?
– Нет, не припомню, чтобы я такое делал. Но я несомненно рад, что Ряба с нами, а не на прилавке.
– Зная тебя, я бы охотно поверила, что ты это сделал. Это похоже на тебя.
– Вот как?
– Да, ведь когда-то много лет назад ты спас меня от мегаполисного конвейера, где все друг друга топчут в суете амбиций, плохая экология, большая конкуренция и т. п. Чем не огромная ферма с конвейером смерти?
– Это очень романтично, дорогая. И я рад, что спас тебя от такого ужаса. Но ты же не Ряба, так?
– Верно…

Эта история с Рябой зашла слишком далеко. Елена не могла ее оставить вот так. Ученая была уверена, ее аппарат работает исправно: и на людях, и на животных. И непременно надо было выяснить, какая связь между ней и их домашней курицей. Сначала женщина не могла решиться выяснить эту связь, она боялась узнать ответ. Но потом поняла, что не узнав ответ, не случится чего-то важного, чего никак нельзя было упускать. Это как единственный шанс в жизни: либо сейчас, либо никогда. И Елена пошла на последний свой эксперимент. Вечером она не смогла рассказать о полученных результатах своему мужу. Язык не поворачивался, ведь он попросил, не заниматься больше этими глупостями с курицами, а начать наконец официальные эксперименты над людьми в присутствии компетентных представителей ученого мира. Жена заверила Анатолия, что готовит для этого нужные бумаги и согласовывает сроки опытов.

Однажды утром, спустя почти месяц, мужчина не нашел жены в постели. Он обошел весь дом и двор, Елена пропала. Все ее вещи, включая мобильник, были дома, не было только хозяйки вещей. Вечером стало ясно, что пора начинать активные поиски.
Никогда Анатолий не позволял себе рыться в вещах или бумагах любимой, но это был исключительный случай. Он вошел в лабораторию и стал проверять все ее записи, сделанные за последние недели. Из дневника наблюдений мужчина узнал, что помимо подготовки к официальным опытам, жена продолжала чтение мыслей кур. Он не стал вдаваться в детали последних экспериментов, пока не наткнулся на последний лист, где Елена оставила мужу письмо. «Дорогой, если ты читаешь это письмо, то меня уже рядом нет» Сердце его похолодело, ноги подкосились. Он упал на стул и быстро стал читать дальше.

«Толя, прости, что не предупредила тебя заранее. Я не могла тебе этого сказать, потому что ты не стал бы слушать и воспринимать мои слова всерьез. Но в твоем одиноком положении сейчас, думаю, ты готов «выслушать» мое письмо. Как видишь, из последних записей дневника, я продолжала читать мысли наших пернатых. И теперь знаю, что к чему. Мой аппарат по чтению мыслей работает исправно. И ты невольно направил меня на верный путь разгадки нашей Рябы. Теперь я могу тебе утвердительно заявить: я — наша Ряба, как бы странно это ни звучало.

Я проверила все мысли всех наших кур относительно тебя и меня. Они считают тебя этаким волшебником, который сотворил великое чудо. Меня же куры жалеют, потому что я вскоре исчезну, и тогда в доме появится Ряба. Ее домой принесешь ты из крупной фермы, что находится где-то в окраинах близлежащего мегаполиса. Через какое-то время (мне так и не удалось выяснить через какое, для кур не существует линейного времени, нет прошлого или будущего) ты сотворишь чудо: Ряба исчезнет, а я вернусь. Мне не ведомо, что за чудо ты сотворишь, но уверена, что у тебя получится. А теперь «слушай» внимательно. Ты должен отправиться на ферму зеленого цвета, у которой эмблема в виде звезды в круге. Там скоро вылупится Ряба. Тебе предстоит ее выкрасть и принести домой. Поторопись и будь осторожен. Люблю тебя. Твоя Елена»

Анатолий чуть с ума не сошел. Он долгое время пытался совладать с мыслями и чувствами. Проверив в интернете, какую ферму имела в виду жена, нашел адрес. Оделся по-невзрачней, прихватил все необходимое и той же ночью отправился спасать Елену.
Он вернулся с первыми отблесками рассвета под крики петухов, за пазухой у него ютился рыжий подросший цыпленок, почти оформившийся в курицу. Мужчина отнес его в курятник. И боясь, что его домашние пернатые могут плохо принять новичка, остался там за ним приглядывать. И не заметил, как уснул прямо в на грязном полу.

Во сне его одолевала только одна мысль: «Как странно, я никогда не видел нашу Рябу цыпленком. Помню, что Настюшка высиживала три яйца. Помню, Петра и Чернушку с цыплятами. А ряба? Как появилась Ряба? О, нет! Я же сам это третье яйцо забрал от Настюшки, чтобы дать его Елене для ее нового устройства, что сможет читать мысли, как она уверяет.» Тут Анатолия поразил такой шок, что он мгновенно проснулся.

Мужчина смотрел осоловелыми глазами на молодую Рябу, которая пыталась вытянуть клювом стебельки сена из-под Настюшки. Дородная черная курица занималась высиживанием яиц. Хозяин аккуратно приподнял старую курицу и увидел под ней три яйца. Он осторожно взял одно яйцо и отнес его в лабораторию.

Анатолий был поражен. Аппарат стоял еще в несобранном состоянии, каким он его помнил десятилетней давности. На столе среди других вещей лежала записка. Елена часто оставляла себе такие записки-напоминалки. «Скорлупу вместо линзы, диаметр 18 мм»
Недолго думая, Анатолий пошел на кухню, очень аккуратно вырезал ножом скорлупу и вернулся в лабораторию. Вставил ее в аппарат и услышал голос жены из кухни:

– Дорогой, ты сегодня на завтрак хочешь тосты или овсянку?

Великобритания, Харрогит таун, март 2017г

© Екатерина Паньи, Великобритания, 2017г

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*



Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Яндекс.Метрика